21:34 

Сквозь тернии к счастью

На данный момент, мой самый длинный рассказ. Посвящен Джеку и Саманте

Название: Через тернии к счастью
Автор: Кэролин Лэм (доктор Хелен Магнус)
Рейтинг: PG-13
Жанр: Agnst, Hurt/comfort
Спойлеры: нет

.1.
Убежать прочь отсюда. Неважно куда, главное, далеко. Потеряться и забыться. Просто исчезнуть, хотя бы на время.
Дождь лил как из ведра, не спасали даже дворники. Картер толком не могла разобрать, куда она ехала. Просто вперед и все. Конечной цели ее пути не было – или она не хотела его вспомнить. Еще на автостоянке базы Сэм решила, куда поедет, а сейчас не могла об этом вспомнить. Все окутывал туман опустошенности. Как будто что-то внутри нее умерло, что-то, что придавало ей силы все эти годы, заставляло идти вперед, что-то делать. Сейчас полковник не хотела ничего – никогда прежде она чувствовала себя такой обессилевшей.
Дорога была долгой: из-за дождя и из-за того, что на каждом перекрестке Сэм силилась вспомнить, куда же она едет. Сейчас она ехала по лесу. Зачем – неизвестно, опять-таки куда – не могла или не хотела вспомнить. Просто вперед, пока не уткнется в тупик или в баке не кончится бензин.
Как отголосок эхо, в памяти всплыли последние события: зал прибытия КЦЗВ, радостный Вулси, сообщивший, что вместо нее руководителем экспедиции на Атлантиде станет он, генерал Лэндри, попытавшийся объяснить ей решение МНС. Опустевшая и ставшая вдруг совершенно чужой лаборатория, в которой она провела за работой десять лет. Вся ее жизнь, работа, успехи и неудачи, потери – весь груз воспоминаний и боли обрушился на нее, будто бы прорвало невидимую платину, сдерживавшую все это долгие годы. Саманта ощутила себе ужасно уставшей, даже больной. Как в тумане, она что-то долго и упорно писала на листе бумаги, а потом села в машину и уехала.
Начинало смеркаться, хотя из-за туч и так было темно. Дождь усиливался, через лобовое стекло почти ничего нельзя было разглядеть. Буквально на автопилоте Саманта включила фары. Два ярких луча света пробились сквозь толщу дождя и осветили дорогу впереди.
Как будто с глаз сняли темную завесу. Сэм вцепилась в руль и со всей силой нажала на тормоз. Но было уже поздно. Затормозить на такой дороге было невозможно. К тому же, если впереди крутой поворот.
Дорога шла на возвышении. Размытая дождем земля на обочине ушла из-под колес, и машина сорвалась с обрыва.

* * *

Никогда еще Джеку не было так плохо. Ожидание, беспомощность, неведение – все это сводило с ума. Он не мог сосредоточиться на работе: за две недели на столе выросли горы папок, автоответчик переполнился сообщениями, практически все запланированные встречи были отменены или перенесены. Высшее руководство, конечно, от радости не прыгало, но Джеку было все равно. Последние две недели его волновало только одно – Саманта.
Он не знал, что МНС отстранило ее от руководства экспедицией. Не знал, что она подала в отставку. Господи, да не позвони ему Джексон, он и не узнал бы, что она пропала без вести! Ночной звонок стал самым настоящим ударом. За столько лет, казалось бы, Джек должен был привыкнуть, что с Сэм при ее работе может что-нибудь случится, что она может пострадать или даже погибнуть. Но известие о том, что она пропала не на какой-нибудь неизвестной планете, а на родной Земле, повергло его в состояние полной беспомощности. Он просто не знал, что ему делать.
К поискам подключили всех, кого только можно было: полицию, военных, ФБР, даже «Одиссея». Но не было никаких зацепок, ничего, что могло быть подтолкнуть их в нужном направлении. Увы, Соединенные штаты были огромны. А мир – еще больше. Джек старался прогнать мысль, что Саманта могла улететь в другую страну. Он отчаянно верил, что она где-то здесь, рядом, просто он не может ее пока увидеть.
Телефонный звонок вернул генерала к реальности.
- О'Нилл.
Сердце отчаянно застучало о ребра.
- Сэр, это майор Вайлет.
Наконец-то, хоть что-то.
- У нас есть новости. Но, к сожалению, неприятные.
О'Ниллу стало вдруг очень холодно. И страшно.
- Говорите.

.2.
- Состояние по-прежнему тяжелое, но стабильное. Угрозы для жизни нет.
- Но она в коме.
Доктор вздохнул.
- Боюсь, тут мы бессильны.
Иного ответа Джек и не ожидал. Уже не в первый раз он слышал эти слова.
Когда майор Вайлет сообщил ему, что Картер находится в одной из больниц Миннесоты, он не поверил. Они искали ее по всей стране, а она все это время находилось в месте, которое он знает, как свои пять пальцев!
Но на деле все оказалось куда хуже. Да, Сэм находилась в больнице уже две недели, но никто не знал об этом, потому что никто не знал, кто она такая. По словам полиции, двое неизвестных мужчин доставили женщину в приемный покой, после чего скрылись. При ней не было ни документов, ни чего-либо еще, что могло бы помочь установить ее личность. Полиция послала запрос, но он, естественно, где-то затерялся в ворохе таких же точно запросов. Судя по всему, она попала в серьезную автомобильную аварию. Несколько дней врачи боролись за ее жизнь, но она впала в кому. И, хотя состояние Саманты медленно улучшалось, в сознание она не приходила.
Больничные палаты всегда навевали на генерала уныние. Особенно, когда здесь находился кто-то из его близких друзей. А Саманта была не просто близким другом.
- Я могу остаться рядом с ней?
- Вообще-то это разрешено только ближайшим родственникам…
- Я понимаю, - перебил доктора Джек. – Но у нее никого нет. Кроме меня.
О брате Саманты он и не вспомнил. Доктор минуту молчал, потом кивнул.
- Хорошо. Это даже к лучшему: пациенты в состоянии комы в некоторых случаях идут на поправку быстрее, когда рядом находятся близкие люди.

* * *

Прошла еще неделя, за ней другая, а состояние Сэм оставалось неизменным. Раны постепенно затягивались, гематомы и синяки рассасывались, ссадины заживали – и на этом все. Она по-прежнему была подключена к аппарату искусственного дыхания, капельницы сменялись одна за другой. Все это уже было на памяти О'Нилла и, в тоже время, такого еще не было. В сердцах он отчаянно желал, чтобы этого вообще не случилось. Никогда.
Дни напролет Джек проводил в больнице, рядом с Самантой, лишь изредка отлучаясь на пару часов, чтобы съездить куда-то по неотложным делам. Он разговаривал с ней, иногда что-то читал (что для него самого было необычно), но чаще просто сидел рядом с кроватью, держал ее за руку и молчал. Порой прямо так и засыпал.
Даниэль, Митчелл, Лэндри и остальные часто звонили, справлялись о состоянии Сэм. На пару дней ребята даже приехали, вырвавшись из рутины дел КЦЗВ. Но всем им вскоре пришлось вернуться в Колорадо, а Джек упорно отказывался. За последние два года он ни разу не был в отпуске, поэтому вполне справедливо потребовал свои законные отпускные дни. И даже конец света не заставил бы его бросить Картер и улететь в Вашингтон.
На исходе второй недели (четвертой, как Сэм сюда попала) выдался пасмурный субботний вечер. Весь день небо скрывали тяжелые грозовые тучи, а с наступлением темноты разыгралась настоящая непогода. Дождь лил как из ведра, молнии яркими вспышками окрашивали небо, а раскаты грома сотрясали все вокруг.
На душе генерала О'Нилла было так же мрачно и тяжело. По правде сказать, он отчаянно цеплялся за надежду, что Саманта найдет силы вернуться к жизни, но даже она медленно и неотвратимо начинала таять. Особенно после сегодняшних событий. Сбылись худшие опасения врачей: мозговая активность Саманты начала падать.
Джек обернулся и посмотрел на женщину. В приглушенном свете ламп она выглядела совсем бледной и очень исхудавшей. Поразительное и пугающее сочетание беспомощности, хрупкости и красоты. Борьба жизни и смерти и попытка посторонних сил вмешаться. Борьба, в которой Сэм была один на один с непобедимым врагом. Борьба, в которой ни Джек, ни кто-либо другой не может ей помочь.
Она не могла вот так вот просто уйти. Столько осталось недосказанным и еще больше несказанным. А кто тебе мешает сейчас?, пронеслось в голове. Джек где-то вычитал, что люди в коме слышат все, что происходит вокруг. Быть может, Сэм тоже услышит?
Начать оказалось не так просто. Джек не то, что слова подобрать – он в голове не мог сформулировать все то, что так хотел сказать. Пришлось изрядно потрудиться, прежде чем мысли обрели четкую форму и словесное выражение.
Говорил он долго. Об их первой встрече, первом взгляде, первом прикосновении. Первое задание, первая перебранка, первая безвыходная ситуация. Восемь лет службы бок о бок проносились перед глазами, как кадры кинофильма. Джек вспомнил даже то, что, казалось, давно забыл. Все трудности и невзгоды, через которые они проходили вместе, все ранения и потери, которые переживали вместе. Момент, когда Джек впервые посмотрел на Саманту совершенно другими глазами; момент, когда он вдруг, совершенно неожиданно, осознал, что она значит для него нечто гораздо большее, чем сам мог себе представить.
- Знаешь, это было…даже не знаю, как описать… Словно вспышка, враз перечеркнувшая все то, что было раньше. Такого со мной никогда не происходило. Даже когда я встретил Сару.
Несколько минут Джек молчал, наблюдая, как по стеклу текут тоненькие струйки воды. Он вспомнил, как долго и с трудом привыкал к новой должности в Вашингтоне. Нет, не потому, что его новые обязанности разительно отличались от прежних – теперь его и Саманту разделяли не несколько этажей или всего лишь стен, а сотни километров и все тот же устав.
- Дальше становилось все труднее. Особенно, когда тебе выбрали в качестве нового руководителя экспедиции Атлантиды. Раньше я мог позвонить, услышать твой голос, а, приехав на базу, увидеть собственными глазами. Теперь же…миллионы световых лет, три недели пути, да и не факт, что высшее руководство даст разрешение. Удар, смириться с которым оказалось практически непосильно.
Секундная вспышка неописуемой радости от осознания, что она снова на Земле, снова рядом, сменилась ужасом, когда он узнал подробности ее возвращения и последствия этого. Ужас сменился гневом, гнев – яростью, а ярость – пониманием собственной беспомощности перед тем, что находилось выше понимания человеческого разума.
Джек взял Картер за руку. Прикосновение к холодной, практически безжизненной руке каждый раз его пугало, заставляло сердце сжиматься от боли и горя.
- Я хочу верить, что ты слышишь меня сейчас. Слышишь и понимаешь. Потому что я хочу попросить тебя кое о чем.
Он наклонился к ее лицу, провел пальцами по светлым волосам. Сэм выглядела спокойной и отрешенной, словно спящей. Спящая красавица.
- Я прошу тебя, нет, умоляю: не уходи. Не оставляй меня одного, потому что я не знаю, как буду жить дальше, если тебя не станет.

.3.
Правильно говорят: беда никогда не приходит одна. Генерал Хэнк Лэндри нервно барабанил пальцами по крышке стола, иногда поглядывая на телефон. Снять трубку и набрать номер – что в этом сложного? На фоне происходящего вокруг – ровным счетом ничего. Но генерал не мог этого сделать. Он рассуждал не как генерал ВВС, а как простой человек, который должен был сообщить другому человеку, и так переживающему сейчас тяжелое горе, ужасные новости.
Для одного месяца плохих новостей слишком много. Сперва МНС откровенно вышвырнули полковника Картер из проекта, она попала в автокатастрофу и едва не погибла. До сих пор неизвестно, выживет она или нет. О'Нилл полностью отстранился от мира, все время проводит рядом с Самантой. Никогда прежде Лэндри не видел старого друга таким разбитым, подавленным и напуганным. И как ему сказать, что двое его близких друзей, можно сказать, членов семьи, попали в беду, которая может стоить им жизни?
В приоткрытую дверь тихонько постучали, потом появилась голова с копной длинных темных волос. Лэндри молча кивнул: заходи. Вала бесшумно присела на краешек стула. Обычно веселая и жизнерадостная, сейчас она была бледна и тоже напугана.
- Есть какие-нибудь новости? – ее голос дрожал, как осенний лист на ветру.
- Пока нет. Тил'к с командой ЗВ еще не вернулись.
Только бы вернулись…
Несколько минут в кабинете висела гробовая тишина. Первым молчание нарушил Лэндри:
- Все-таки я должен, - произнес он, снимая телефонную трубку.
Гудки длились вечно. Хэнк почти молил О'Нилла взять телефон. Потому что иначе пришлось бы отправлять за ним кого-нибудь из военных, а это было бы еще хуже.
- Да? – наконец, раздался на другом конце тихий серьезный голос.
- Джек, это Лэндри. Извини, что так поздно, но дело серьезное.
- Какое еще дело?
Генерал посмотрел на необычно тихую и печальную Валу. Ей сейчас было, наверно, также плохо, как и Джеку. Лэндри знал бывших и нынешних членов ЗВ-1 как облупленных, так что ничто не утаивалось от его взгляда.
- Подполковник Митчелл и доктор Джексон попали в плен. По словам Тил'ка и Валы, они в очень серьезной опасности.

* * *

- Это была самая обычная, ничем не примечательная планета. Врата находились на небольшой лесной опушке. Вокруг не было никаких признаков цивилизованной жизни, даже тропинок не было. Только высокие сосны и мелкие кустарнички под ногами. Тепло, светило солнце, птицы что-то там щебетали. В общем, сплошная идиллия. Правда, один нахальный зверек…
- Вала, - встрял Лэндри, - не отвлекайтесь, пожалуйста.
Девушка кивнула.
- Эмм, да. Мы пошли на север, потому что Митчелл углядел на земле что-то похожее на давно забытую тропинку. Хотя я бы это тропинкой не назвала. Но так как других идей не было, мы пошли за ним. За два часа нам не встретилось ничего, что могло бы подсказать, если на этой планете обитатели или жили ли они здесь когда-нибудь. А Митчелл упорно шел вперед. И почему я еще тогда не заметила, что с ним что-то не так.
- Я тоже не заметил, - сказал Тил'к. – Хотя поведение подполковника Митчелла нельзя было назвать обычным.
- Это не ваша вина, - похоже, уже не в первый раз сказал Лэндри.
Как обычно. На памяти Джека было немало случаев, когда вот так вот, не обратив внимания на странное поведение кого-нибудь из членов команды или не придав этому большого значения, все оказывались по уши в неприятностях.
К немалому удивлению Лэндри, который, похоже, готовился упрашивать его приехать и помочь, Джек согласился почти сразу же. Это «почти сразу же», правда, длилось почти двадцать минут, но те ушли на разговор с лечащим врачом Саманты. Оставить ее одну было нелегким решением, особенно учитывая медленное, но все же имеющее место ухудшение состояния. И все же, бросить в смертельной опасности Даниэля и Митчелла Джек не смог бы ни за что. Отчасти потому, что Саманта бы не бросила.
Конечно, вновь встретится с Тил'ком было поистине здорово. Но атмосфера, царившая на базе КЦЗВ, даже этой маленькой радости не дала надолго задержаться.
- В общем, мы шли, шли, а потом…, - Вала запнулась, но взяла себя в руки, - потом Митчелл закричал. Сперва мы не поняли, что произошло. А потом увидели…их.
- Их? – переспросил Джек, поскольку пауза начала затягиваться.
- Их…похожих на большие пузыри жвачки, - в конце концов, сказала Вала.
О'Нилл удивленно поднял бровь и перевел взгляд на Тил'ка.
- Это были пузыри непонятной субстанции ярко-розового цвета, возникшие из ниоткуда. Один из них протянул к подполковнику Митчеллу что-то вроде щупалец. Похоже, прикосновение к коже этих существ вызывает сильную боль.
- Почему ты так решил?
- Потому что Кем кричал от боли! - сказала Вала. Теперь не только голос, но и она сама дрожала. – Мы бросились ему на помощь, но в этот момент сзади закричал Даниэль. Я обернулась, но не увидела его, только огромный розовый шар, с которого что-то капало на траву.
- Митчелл также исчез в одном из этих шаров, - добавил Тил'к. – Несколькими секундами позже они пропали также неожиданно, как и появились.
Такого, признаться, не ожидал даже О'Нилл. За годы, проведенные в КЦЗВ, он встречался с такими существами, от которых волосы дыбом вставали по всему телу. Большинство их них запросто могло убить или нанести серьезный вред. Даже самого страшного монстра Джек мог себе представить, как и то, каким жутким способом он может расправиться с несчастной жертвой. Но…пузыри жвачки, да еще и розового цвета?! Не, этого воображение Джека О'Нилла осилить не могло.
И все же факт оставался фактом.
- Каким образом эти «шары» могли внезапно возникнуть, а потом исчезнуть? Не из воздуха же они взялись! – недоуменно произнес Джек.
Чисто машинально его взгляд упал на кресло, которое всегда, на всех брифингах, занимала Саманта. И только сейчас он заметил, что оно пустует. Нет, не потому, что его обладательница находилась сейчас далеко отсюда и вряд ли могла им воспользоваться. Просто никто из присутствующих его не занял.
- Ну, что это за шары и как они действуют, выяснить пока не удалось, - сказал Лэндри. - Но отправленный на планету самолет-разведчик смог обнаружить место, которое оказалось их, если можно так выразиться, городом.
- Это большое скопление подобных шаров, образующее нечто вроде огромного купола, - пояснил Тил'к. – Невозможно сказать, сколько их там. Они отделяются от купола, после чего исчезают и вскоре появляются уже в другом месте.
- Что-то вроде телепортации?
- Думаю, да.
Джек задумался. Пузыри жвачки, телепортация, щупальца, прикосновение которых вызывает сильную боль – пахло большими неприятностями.
- О Даниэле и Митчелле удалось что-нибудь узнать?
- Да. Мы видели их рядом с куполом.
- Рядом? – переспросил О'Нилл. – Не внутри?
- Нет. Пузыри, похоже, понимают, что соприкосновение с ними может убить. Пленников держат в чем-то вроде клетки поблизости от купола. Их не охраняют, но подобраться ближе не так просто.
А когда вызволять кого-то из плена было просто?!
- Ситуация сложнее некуда, - подвел итог Лэндри. – Мы ничего не знаем об этой инопланетной форме жизни, если это вообще что-то живое. Двое наших людей в плену, и мы не знаем, как их вызволить.
Джек посмотрел на сидящих за столом. Беда никогда не приходит одна.

.4.
Разведка не ошиблась: поселение (?) «пузырей» напоминало гигантский купол, в котором, правда, не было ни входа, ни выхода. «Пузыри» просто отделялись от общей массы и начинали жить своей жизнью. Джек решил их посчитать, но вскоре бросил это бессмысленное занятие. Найти хотя бы какие-нибудь отличия между одним розовым «чудом» и другим было невозможно, и после телепортации одного из них нельзя было с полной уверенностью сказать, что появившийся шарик на другом конце поляны и есть тот же самый.
На планету отправились три команды, еще две ждали на Земле, готовые по первому же сигналу броситься на помощь. Джек руководил спасательной операцией. Рядом был Тил'к. Старая и так хорошо знакомая форма, автомат в руках – как будто он вернулся в прошлое. В не самое приятное прошлое.
Уже около часа они разглядывали поляну в бинокли. Как и сказал Тил'к, пленников держали в небольшой клетке из…трудно было сказать, что это такое. И не металл, и не дерево, а еще что-то из разряда «непонятной субстанции». Джексон и Митчелл выглядели нормально, если не считать общей бледности и пятен противной розовый слизи на форме. Помимо них в клетке было еще два человека: мужчина средних лет (судя по всему, воин) с длинными темными волосами, заплетенными во множество косичек, и существо, похожее на человека, но отличавшееся синим цветом кожи и полным отсутствием ушей и рта. Как и ребята, выглядели они уставшими и измученными.
- Нехорошо, - мрачно заключил О'Нилл, убирая бинокль. – Этих жвачек тут видимо-невидимо и может стать еще больше.
- Несомненно, - согласился джаффа.
Джек прикинул, что у них имеется в наличии. Автоматы, пистолеты, ножи, гранаты, С-4, еще с базы можно много чего притащить – вот только будет ли эффект? Ну, уничтожишь ты один пузырь, на его месте тут же появятся еще два или даже три. Боятся ли они огня? Или затравить их химикатами?
Противник не только превосходил их численно – о нем ничего, совершенно ничего не было известно. И как тут бороться?!
- Тил'к, ты когда-нибудь…
Фраза оборвалась на полуслове. Джек услышал за спиной хлюпанье. Обернувшись, он увидел…сплошную стену розовой слизи, которая неотвратимо приближалась к ним.
Вот черт…

* * *

Нападение было безмолвным. Он не слышал ни единого звука. Розовая слизь каплями падала на кожу, жгла, посылая ручейки боли по всему телу. Джек упал на землю, закрыл голову руками.
Он понятия не имел, что стало с остальными. Приказ отступать был отдан, но все произошло так быстро, что бойцы просто не успели сообразить. Стена поглотила их, а потом и Тил'ка. Джек пытался отползти, но бежать было некуда: с одной стороны слизь, с другой – обрыв и куча таких же розовых и опасных пузырей.
Слизь окутывала Джека, приспосабливаясь к каждому его движению, так что тело миллиметр за миллиметром теряло подвижность. Но генерал не собирался так просто сдаваться: почти онемевшими пальцами он смог вытащить из-за пояса нож и начал резать слизь вокруг себя, пытаясь высвободиться. При этом он упорно пытался ползти к обрыву. В душе теплилась надежда, что, рухнув с пятиметровой (по крайней мере, он надеялся, что там не выше), сможет избежать захвата и как-нибудь сумеет добраться до врат. План был самый что ни на есть идиотский, но придумывать получше не было времени.
Обрыв нашелся, но чересчур быстро. И там оказалось явно больше пяти метров. Джек, к счастью, успел сгруппироваться, но удар о землю был сильным. На долю секунды, потеряв ориентацию, он закрыла глаза. А когда открыл, то с ужасом увидел поток отвратительной розовой слизи, льющейся на него сверху, и огромное количество пузырей вокруг.
Этот бой он проиграл.

.5.
Смерть…
Борьба…
Потеря…
Боль…
Она…уходит…
Не сдаваться…
Вера…
Она…его…жизнь…

Голоса появлялись и исчезали в пустоте, окружавшей его. Проникали в сознание, память, душу. Они безнаказанно залезали в его самые сокровенные тайны. В его надежды и мысли. Они изучали. А он не мог им помешать.
Это невыносимо, когда не можешь ничего делать. Ты не можешь двигаться, не можешь говорить, даже моргать. Господи, да ты даже не знаешь, дышишь ли! Все, что тебе осталось – это думать. Думать, думать и еще раз думать.
Саманта. Где-то там, далеко, на другом конце галактики. Женщина, которую он любит, которая всегда была частью его жизни, которая стала его жизнью. Перед глазами проносились образы из памяти: ее голубые глаза, светлые волосы, улыбка, нежные, несмотря на нелегкую жизнь военного и ученого, руки. Ее слезы… Непоколебимая вера, стойкость, храбрость – все это лишь внешняя оболочка. Внутри скрывается истинная Сэм Картер: хрупкая, нежная, добрая женщина с чистой душой и любящим сердцем. Джек смог увидеть ее настоящую – и полюбить. Более того, он пронес эту любовь через все невзгоды и испытания, выпавшие за долгие годы, смог не дать ей потухнуть и разгореться сильнее. Хотя нет, это неправда… Они оба смогли сохранить то, на что не имели право.
Боль…
Любовь…
Она…уходит…

Хватит!, взмолился О'Нилл. Голоса не останавливались. Они продолжали лезть в голову, как…нескончаемый поток какой-то слизи, обволакивающей все на своем пути.
Джек понимал, что находится внутри купола жвачек, что они изучают его.
Он понимал, что может никогда не выбраться отсюда. По крайней мере, живым.
Но он так же ЗНАЛ, что обязательно выберется отсюда ЖИВЫМ, потому что должен вернуться на Землю. Он ДОЛЖЕН вернуться к Саманте. Он должен ее спасти.

* * *

Я с тобой.
Это была она. Ненастоящая, нереальная, неживая. Но это была она, Саманта Картер. Плод его воображения, его измученного сознания. Последний островок надежды, последний луч света в наступающей тьме. Джек отчаянно цеплялся за ее образ, чтобы не сойти с ума, не сдаться, не умереть. Мерзкие пузыри слизи продолжали раз за разом проникать в его мозг, вороша воспоминания, заставляя его вновь переживать приятные и ужасные события своей жизни, многие из которых он так старательно пытался забыть. Это было хуже любых пыток, через которые ему пришлось пройти.
Не бойся.
Джек уже давно не ощущал даже сантиметра собственного тела, но сейчас ему казалось, что он чувствует прикосновение ее рук – такое легкое, почти незаметное.
Я рядом.
Ты всегда рядом со мной.

Теперь ее улыбка. Он не увидел, а почувствовал или даже, скорее, представил, что в этот момент Сэм улыбается. Самой обворожительной улыбкой на свете, которой Джек готов любоваться вечно. А лучше – ею и ее обладательницей.
Доверься мне.
Довериться? В чем?
Перестань бороться.
Перестать бороться?! Но тогда он точно погибнет!
Нет, я не могу…
Не бойся. Ничего не случится.

В ее голосе слышались абсолютное спокойствие и уверенность – или это все же плод его воображения? Или, может быть, таким способом пришельцы хотят сломить его? Если они проникли так глубоко в его память и сознание, то могли сотворить вполне правдоподобный образ любимой женщины О'Нилла, раскрасить его подробностями преподнести как новогодний подарок с бантиком.
Они ничего тебе не сделают.
Нет, нет, это не может быть она. Настоящая Сэм сейчас на Земле, в больнице, отчаянно борется за жизнь.
Доверься мне, Джек.
Остатки здравого смысла отчаянно сопротивлялись. Нет, это не Картер, это проклятые жвачки, они пытаются сломать его, уничтожить. Надо бороться, чтобы выжить.
Пожалуйста, не сопротивляйся.
Но что-то также упорно твердило, что он должен поверить голосу, довериться ему и – перестать сопротивляться вообще. Просто отдаться им. Просто поверить ей.
Ты должен вернуться.
Ага, так я вам и поверю.
Прошу.
Ты нужен мне. Одной мне не справиться…

В этот момент все встало на свои места. Жвачки создавали образ Сэм на основе только его воспоминаний и чувств. Но они не могли придать ему…реальность.
Едва он перестал сопротивляться, как пространство вокруг изменилось. Словно пузырь вакуума, окружавший его, прорвался и внутрь хлынул мир во всей его полноте и красочности.
И тут стало почему-то очень жарко…

.6.
Саманта пришла в себя посреди ночи, через неделю после его возвращения на Землю. Она просто открыла глаза, как будто бы просто проснулась. Несмотря на сильную слабость, она смогла поднять руку и дотронуться до лица О'Нилла, который уже в бесчисленный раз засыпал прямо рядом с ее кроватью. Даже смогла улыбнуться.
Но радость вскоре омрачилась. Врачи поставили Сэм неутешительный диагноз, который навсегда закрыл ей дорогу в ВВС и КЦЗВ. Травма головы, которую она получила в аварии, оказалась куда серьезнее, чем те же самые врачи предполагали. Жить полноценной жизнью она сможет, но вот вернуться к прежней – никогда.
Для Сэм это, к немалому удивлению Джека, таким уж большим ударом не стало. Она просто вообще не хотела упоминать, даже думать о работе, о базе, о проблемах вселенского масштаба. Ей хотелось скрыться от всего этого, пусть даже в стенах больницы. Равнодушие в окружающему миру стало серьезной проблемой: эмоциональное переживание негативно влияло на физическое состоянии женщины, что для ее ослабленного и нездорового организма было крайне серьезным испытанием. В результате, помимо лечащего врача и Джека, возвращением Картер к нормальной жизни занимался теперь и психотерапевт.
- О чем ты думаешь?
Голос Саманты вернул О'Нилла к реальности. Он обернулся и встретился взглядом с Сэм. Она повернулась на бок, подложив свободную от всяких проводов и трубок руку под голову. В приглушенном свете лампы она выглядела, хоть и с натяжкой, прежней. Но лишь на первый взгляд.
- Нет, - пожал плечами Джек.
- Ты уже полчаса стоишь, не двигаясь, и смотришь в одну точку за окном. Ты всегда так делал, когда думал о чем-то серьезном.
- Вообще-то я думал, что ты спишь, - улыбнулся Джек, усевшись на край кровати.
Сэм качнула головой.
- Что-нибудь случилось?
Вопрос, отвечать на который не хотелось. Высшее руководство требует его возвращения, он сбежал из лазарета базы (спасибо пузырям слизи и огнеметам спасательной команды, которая злобных пришельцев решила немного поджарить, чтобы те отпустили пленников), а вновь встречаться с МНС не хочется категорически. И оставить Сэм сейчас, когда ей больше всего нужна его поддержка и забота – об этом и речи быть не могло.
- Ты должен уезжать, - сказала Картер, будто прочитав его невеселые мысли.
Сказав это, она отвернулась. Слова резанули по сердцу, как лезвие ножа.
- Я не уеду. И знаешь почему?
Сейчас или никогда. Хватит ходить вокруг да около. Этот разговор Джек продумывал уже давно. Теперь настал момент истины.
- Потому что я больше не хочу убегать. Все эти годы я старательно пытался вбить себе в голову, что не имею на это право, прикрывался уставом, служебным положением, постоянной занятостью. Уехав в Вашингтон, думал, что станет легче. Когда ты улетела на Атлантиду, думал о том же. А становилось только хуже. Убегать, прятаться больше нет сил, да и не хочется. Я не хочу больше быть где-то далеко, быть непричастным, чужим.
Сделав паузу, он продолжил:
- Я хочу быть рядом с тобой каждый день, каждый час своей жизни. Делить только с тобой радость и горе, переживать вместе беды и невзгоды, провожать закат и встречать рассвет. Дарить свое тепло, внимание, заботу. Наполнять каждый твой день счастьем и любовью. Я хочу, чтобы ты была рядом, потому что без тебя жизнь теряет всякий смысл. Ты – моя жизнь.
- Я и не знала, что ты такой романтик, - сквозь слезы улыбнулась Сэм.
Джек провел рукой по ее волосам, дотронулся до лица.
- Я люблю тебя, Саманта.
Полоска сердцебиения на мониторе чуть не выпрыгнула за пределы дисплея. Еще бы: ждать столько лет, пролежать пару месяцев в коме, потерять смысл жизни, всякий интерес к ней – и тут услышать то, что ждала так долго и, казалось, уже никогда не услышит.
- Я всегда любил тебя, только тебя одну. Больше ничто на свете, ничто во Вселенной не заставит меня оставить тебя, отказаться от любви к тебе. Никогда.
Сердце готово было выпрыгнуть из груди. Так недалеко и до сердечного приступа. Несмотря на боль, бессилие и уйму проводов и трубок, Саманта смогла сесть, не без помощи Джека, правда, потому что ее сил хватило только на то, чтобы приподняться над кроватью. О'Нилл обнял ее, помогая сохранить равновесие и не упасть. Ее почему-то начало трясти, стало тяжело дышать. Саманта посмотрела Джеку в глаза и сказала то, что, как и она, он так хотел услышать:
- Я тоже тебя люблю.
Поцелуй – столь долгожданный и столь сладкий – затмил все вокруг. Сколько он длился, трудно было сказать, потому что прекращать его не собирался никто. Они хотели этого, ждали так долго – и не позволят никому встать на пути. Поцелуй досказал все то, что осталось несказанным.
Путь длиною в много лет был окончен. Почти.

.7.
Джек нервничал. Он так волновался, что у него даже вспотели ладони, и он незаметно вытер их о брюки. Потом вообще засунул руки в карманы, чтобы скрыть дрожь.
- Может, ты все-таки прекратишь? – послышался сбоку голос Джексона.
Джек посмотрел на друга. Тот был спокойным и радостным.
- Ты о чем?
- Когда ты перестанешь психовать? Она не сбежит!
- Я не психую! – заявил Джек, хотя внутри все говорило об обратном. – Просто немного нервничаю. Это ведь моя свадьба – могу я немного понервничать?!
Даниэль пожал плечами.
- А зачем?
Джек хотел что-то сказать в ответ, но в этот момент заиграла музыка. Тихий шелест листвы и пение птиц идеально дополняли момент. И Джек и Саманты были за свадьбу на открытом воздухе, и сейчас все прелести этого решения давали о себе знать. Погода стояла просто идеальная, в голубом небе ярко светило солнце. Воздух наполнялся ароматом цветов, которыми были украшены стулья, столы и свадебная арка. Маленький кусочек рая, одним словом.
Вот только народу в этом раю было много-много. Поначалу свадьба задумывалась тихой и скромной, только для близких друзей. Но, не без помощи Валы, скоро об этом узнала вся база, а за ней и Атлантида. В итоге, свадьба О'Нилла и Картер превратилась в самое настоящее крупномасштабное событие на две галактики. И хотя на саму церемонию попали все-таки только самые близкие и хорошие друзья (коих все равно набралось человек 40), торжество собирались отмечать и здесь, и на базе, и на Атлантиде, и даже кое-где на дружеских планетах (уж откуда узнали инопланетные друзья, оставалось загадкой). Свадебные подарки заняли шесть (!) столов, и это было лишь то, что можно было показывать. В общем, размах был существенный.
Джеку и Сэм было, если честно, до всего этого немного до лампочки. А сейчас стало вообще все равно. Особенно, когда появилась она.
При виде Саманты у Джека захватило дух, а по всему тело разлился жар. Ее белое платье ослепительно сияло на фоне окружающей природы; оно казалось сотканным из солнечного света. Светлые волосы, украшенные цветами и жемчугом, небрежно падали на спину и на плечи. На шее блестел маленький кулон с жемчужиной, принадлежавший ее матери. Джек помнил, как Джейкоб подарил его Сэм в тот день, когда они снова стали семьей. И искренне жалел, что старик не был сегодня с ними.
Саманта неторопливо шла по проходу к Джеку. О'Нилл с трудом перевел дух. Он до сих пор почему-то не верил, что она согласилась выйти за него замуж. Наверно, поэтому и нервничал. Но, чем короче становилось расстояние между ними, тем больше уходили тревога и волнение. Саманта, похоже, не нервничала – или, скорее, не показывала этого. Она светилась от счастья, а от ее ослепительной улыбки на душе Джека теплело с каждой минутой.
Когда Сэм, наконец, оказалась рядом, на расстоянии меньше вытянутой руки, волнение ушло окончательно. Невеста стала для жениха центром вселенной. Он не видел ничего и никого вокруг, кроме нее.
- Дорогие друзья, - начал невысокий пожилой мужчина, которому предстояло сочетать их браком, - мы собрались здесь сегодня, чтобы стать свидетелями рождения новой семьи…
Что говорили дальше, Джек не слышал. Все его внимание сосредоточилось только на одном – на руке Сэм, которую он держал в своей. Он чувствовал, как дрожат ее пальцы, и сжал руку сильнее. Я с тобой. Навсегда.
Когда пришло время говорить клятву, казалось, прошла вечность. Надевая Сэм кольцо на палец, он произнес:
- В горе и радости, болезни и здравии, богатстве и бедности я обещаю тебе любить тебя, хранить тебе верность и заботиться о тебе, пока смерть не разлучит нас.
Последние слова он с радостью бы заменил на другие. Прошло всего полгода с той аварии. Полгода с момента, когда он мог действительно потерять ее навсегда.
Саманта повторила эту клятву и тоже надела кольцо на палец любимого мужчины. У нее голос дрожал еще сильнее.
- Объявляю вас мужем и женой, - после кучи ненужных фраз наконец-то произнес священник. – Можете поцеловать невесту.
Джек помог Саманте откинуть с лица фату и нежно поцеловал ее. Теперь уже не просто как любимую женщину и не как невесту. Теперь она – его жена, Саманта О'Нилл. И теперь их не разлучит ничто.
За спиной раздался шквал аплодисментов и радостных криков. Кто-то запустил фейерверки. На базе и Атлантиде, которые следили за происходящим при помощи видеокамер, творилось нечто похожее наверно.
А молодоженам было все равно. Окружающий мир перестал существовать. Были только они. Втроем. Но об этом пока никто не знал.

@темы: angst, hurt/comfort, Джек О'Нилл, Саманта Картер, Фанфики

Комментарии
2009-02-19 в 17:26 

Eyes like firefly... (c)
Я тихо млею от счастья! Красота! :heart:

2009-02-20 в 18:31 

Спасибо))

2009-03-04 в 08:46 

У человека в душе дыра размером с бога, и каждый заполняет её как может.
Браво! Чудня работа))

2009-03-04 в 09:28 

Спасибо, Морган)

2009-03-10 в 18:54 

:kiss: классссс классс класссс..............!!!!!!!!!!!!!!!!!!!супер:)))))))))описаное ну просто событие века:))))))))летаю от счастья:)))))спасибо всё классно и суперский конец:))))))))) :heart: :inlove:

URL
2009-03-10 в 19:00 

талантищеееее!!!!!!!!! :shv: :china: :peshi: :shv: :umnik: у таких людей надо учится

URL
2009-03-10 в 19:18 

Спасибо большое)))

2009-05-09 в 01:57 

-Mell-
Читаешь, словно смотришь. Да, еще то, на что надеешься.
Большущее спасибо!!!

2009-05-09 в 09:20 

-Mellon-
Все для вас)))) И для себя, разумеется)))

2009-05-26 в 18:46 

отличный финал! Сэм:heart: Джек :marry:
а потом и больше.....
долго же мы все этого ждали(а больше всего ждала я) пусть мы не увидем этого на экранах телевизора , но зато можем мысленно представить у себя в голове. БОЛЬШОЕ СПАСИБО ЧТО НАПИСАЛИ ЭТОТ РАССКАЗ

URL
2009-05-26 в 19:31 

Рада, что вам нравится))

пусть мы не увидем этого на экранах телевизора
Кто знает... Ведь еще неизвестно, что будет в третьем фильме по ЗВ-1, кроме того, что главным действующим лицом будет Джек. Все может быть))) А мы тихо надеемся)))

   

StarGate (SG-1)

главная