11:16 

Future Prospects

Ты заходи, если что. (с)
Планы на будущее
Автор – Ankh

Перевод – от Fly in blue
Рейтинг - PG-13 (почему, не знаю; но на то воля автора)
Категория – драма, пропущенная сцена из серии «1969» (2 сезон)
Размещено: www.stargatefan.com/fictionms/futureprospects.h...


Генерал Хаммонд откинулся назад в кресле, не обращая внимания на чашку кофе остывающего на его столе. От настольной лампы толка было немного, но она было предпочтительнее режущего света основного освещения, особенно сейчас когда он нуждался в полумраке и в относительном покое какой только можно иметь в своем распоряжении в два часа ночи. Ему было необходимо о многом подумать.
1969-й. Не слишком хороший год для него лично. Здоровье отца начало неуклонно ухудшаться; он сам был допрошен начальством в связи с побегом четырех заключенных и получил пометку о неблагонадежности, которая все еще была в его досье. Те заключенные были разношерстной компанией: один явно был русским (слово "нет", произнесенное им, выдало его национальную принадлежность), один здоровенный чернокожий мужчина (со странным крест-накрест шрамом поперек живота, что открылось во время обыска), одна женщина (с невероятной улыбкой) и третьим мужчиной, по-видимому, был их лидер, представившийся как Люк Скайуокер.
Когда Хаммонд в 1970-х годах услышал это имя, у него ожила надежда, что возможно эта четверка заключенных, утверждавшая что они из будущего, заявившая, что они находились под его командой, говорила правду. Он хватался за эту надежду как за спасательный круг, отчаянно веря их словам, потому что если он был прав, если все было правдой, то тогда он не совершил самой глупой и вероятно самой опасной ошибки в своей жизни. Небольшим утешением было воспоминание о странном оружии, которое их лидер использовал на охранниках и на смущенном молодом Хаммонде. Не земная технология. В этом он был уверен и назвал его лучевым оружием. Еще была записка, написанная его рукой. Но убедительнее всего было упоминание о сердечном приступе отца.
Шло время и он старался не думать слишком часто о событиях того дня, пытаясь сосредоточиться на настоящем вместо некоего возможного будущего. Человек не добьется многого и не задержится на военной службе если будет иметь слишком богатое воображение.
Но позже его ожидания получили подтверждение, когда он увидел что дочь Джейкоба Картера имеет потрясающее сходство с женщиной-заключенным, произведшей сильное впечатление на молодого лейтенанта Хаммонда. Совпадение, сказал он сам себе, в то же время чувствуя успокоение, что в будущем останется в живых, несмотря на то, что его бросали из одной неудачливой войны в другую.
Его карьера удалась. Он пытался играть по правилам вопреки самому себе; ведь в душе он был немного штатским, следующим порывам собственного сердца, когда надлежало руководствоваться логикой и придерживаться инструкций. По Уставу. Именно так военные и играют в свои игры. Он старался. Казалось, это сработало, и он стал генералом. И под конец его службы ВВС США сочли уместным поставить его на должность командующего проекта «Звездные Врата». Отставка была не за горами и что должно было стать его последним значительным поручением? Командование проектом находившегося в процессе закрытия. Он был не уверен, наказывали ли его так те, кого он умудрился восстановить против себя - а таких было много - или награждали, дав легкий пост перед отставкой. Какой бы причина ни была, он оказался во главе. Звездные Врата и люди на базе находились под его ответственностью.
И он подвел их. Он попытался играть по правилам, но это не спасло его людей охраняющих Врата, когда Апофиз нанес визит.
Хаммонд провел рукой по глазам; зрение расплывалось. Проклятье, должно быть он устал больше чем полагал.
Он должен был вспомнить то, что было в прошлом.
Он знал, что доктор Дэниель Джексон и полковник Джек О’Нилл прошли через Врата год назад. Он знал как они выглядели и читал отчеты.
Он был знаком с ними.
Лейтенант Хаммонд знал их в 1969-м. Знал достаточно, чтобы рискнуть своей карьерой и безопасностью страны.
Доктор Джексон согласно отчету, был мертв, убит во время абидосской миссии.
Чушь собачья.
Вместо того чтобы довериться своему сердцу, которое подсказывало ему доверять событиям 1969-го, он продолжал играть по правилам.
Вместо того чтобы дождаться возвращения доктора Джексона и появления нового участника игры, молчаливого мужчины с золотой эмблемой на лбу, темной кожей и манерами принца, он позволил прикрыть проект, который, как он сам верил, мог иметь невероятное значение в будущем.
Затем появился Апофиз и убил несколько его людей.
Он должен был приложить больше усилий, чтобы не допустить этого.
Хаммонд резко наклонился вперед, голова оперлась на руки, локоть чуть не опрокинул чашку с кофе. Его жена любила пошутить что причина по которой он облысел так рано крылась в том что он беспокоился слишком много и, как правило, о других людях. После чего она целовала его в макушку и говорила ему, что из-за этого его и любит. Проклятье, как он тосковал по ней.
После неприятности с Апофизом, он чувствовал гнев из-за того, что четверо членов ЗВ-1 не рассказали ему больше. Он был рассержен на О’Нилла за его ложь, взбешен на Джексона за его обман. Некоторое время он колебался между упреками в их адрес и осуждением себя.
Потребовалось время, но, в конечном счете, он переложил вину на того, кто был действительно виноват. На Апофиза.
В конце концов, как он мог осуждать ЗВ-1, когда сам скрывал информацию и выжидал. И все из опасения, что может изменить будущее. Или в действительности это было желанием быть хорошим солдатом, держащим свой рот на замке? Таких мыслей было достаточно, чтобы заработать непрекращающуюся мигрень.
Пока он верил, что будущее предопределено, события 1969 года доставляли ему некоторое успокоение во времена кризисов. Независимо от того в какие ужасы они ввергались, он держался за существование ЗВ-1 в будущем, ожидая когда все кусочки мозаики встанут на место, позволив мельком увидеть то что как предполагалось должно быть. Даже в самый черный час, когда гоаулдские корабли-носители направлялись к Земле, оставалось какое-то маленькое зернышко надежды, что обстоятельства развиваются, как и должно быть, просто потому что капитан Саманта Картер еще не поранила руку, и генерал Хаммонд еще не написал записку.
Потом наступил день, когда он увидел порез на руке Картер.
Ожидание закончилось.
Закончилось двенадцать часов назад, когда ЗВ-1 вернулись через Звездные врата в одежде из прошлого. Он все еще не знал какая из эмоций была наиболее сильной: облегчение, что ожидание закончилось, или страх перед будущим. Все-таки больше не было надежды на будущее, в котором генерал Хаммонд написал записку сам себе.
Теперь он сидел здесь, в тускло освещенном кабинете с холодным кофе и непрочитанными отчетами на столе.
- Сэр?
Хаммонд поднял глаза и увидел что полковник О’Нилл стоит на пороге его офиса с одной рукой на ручке, готовый удалиться по первому требованию. Он сменил свою кожаную куртку и джинсы, что, и Хаммонд был в этом уверен, станет источником огорчения для половины женского персонала. Теперь он был в униформе и о, боже мой, даже сумел привести в порядок свою прическу.
Хаммонд едва заметно улыбнулся.
- Входите полковник. Вижу, вы не можете заснуть.
- Есть такое. Много мыслей.
- О 1969.
- Верно. Вы тоже, да?
- Да.
Хаммонд наблюдал как полковник беспокойно переминается перед его столом. Пристальный взгляд О’Нилла прошелся по многочисленным грамотам на стене за спиной генерала.
- Ответьте, полковник, по-вашему, я должен был все рассказать вам?
- Это то, что не дает мне уснуть, сэр. Признаться, я полагал, что следовало. Я даже собрал команду в кружок, и мы устроили настоящую дискуссию, обговорив это и много чего еще. И чем больше мы обсуждали, тем больше я сердился. Так что я испытал это смущение: "почему он не сказал нам" от и до. Это продолжалось примерно час. Я справился с ним, потому что мне и самому приходилось скрывать информацию.
Догадываясь, что бесспорно речь идет о миссии на Абидос, Хаммонд кивнул.
- Что было потом?
- Разговор с Тилком и Дэниелем о том и сем. Разговор с Картер по вопросу физики путешествий во времени. Визит к Фрейзер за аспирином чтобы уменьшить головную боль, которую я получил выслушивая Картер.
- И к чему вы пришли, полковник?
- Что Картер умнее меня, Дэниель пьет слишком много кофе, и я никогда не должен играть в покер с Тилком.
- О миссии.
Выражение его лица стало серьезным, и Хаммонд вскинул голову приготовившись услышать критику.
- Вы поступили правильно.
Хаммонд кивнул, не в силах скрыть благодарности во взгляде.
- Это многое значит для меня.
Сделав паузу, чтобы выпить кофе – и подавив отвращение, когда обнаружил, что оно остыло - генерал глубоко вздохнул.
- Наступило неопределенное будущее, Джек.
- Таким оно было всегда. Я лишь надеюсь, что иногда смогу подтасовывать карты в нашу пользу, сэр. У нас есть тузы в рукаве.
Размышляя над огромным количеством талантов в КЗВ, и особенно в команде Джека О’Нилла, Хаммонд согласился.
- Жаль, что не мог сказать вам. Если бы мог, то сказал бы все…
- Я понимаю, сэр.
Хаммонд улыбнулся тому как О’Нилл встал по стойке смирно, разыгрывая хорошего солдата.
- Это было обнадеживающе знать будущее, в котором с ЗВ-1 было все благополучно. Этой уверенности больше нет.
Выражение лица О’Нилла было на удивление невозмутимым когда он заметил:
- У меня никогда не было этой уверенности, сэр.
Хаммонд мигнул и раскрыл рот от неожиданной откровенности полковника совёршенной под влиянием момента.
- Да, верно.
Он разглядывал мужчину перед собой с задумчивым выражением на лице.
- Я когда-нибудь говорил вам насколько я уважаю и восхищаюсь вами, полковник?
О’Нилл ответил улыбкой, его глаза потеплели.
- Да, сэр. Каждый раз, когда вы отправляете меня через Врата во главе вашей лучшей команды.
Генерал опустил голову; ответ застал его врасплох. Он снова поднял голову, когда О’Нилл что-то положил на его стол. Это был чек.
- Полковник?
- Я вам должен деньги. 539 долларов 50 центов, верно? Я предпочитаю оплачивать свои долги.
Хаммонд подобрал клочок бумаги, и признательная улыбка оживила его лицо, когда он изучил чек.
- Это не ваша подпись, полковник.
- Предполагаю, вы видели это имя в протоколе допроса.
- Люк Скайуокер?
- Да, сэр. Да пребудет с вами сила.
Хаммонд покачал головой и положил чек в карман.
- Идите немного поспите, полковник. Это приказ.
- Спокойной ночи, сэр.
Хаммонд понаблюдал за его уходом и только тогда с удовольствием фыркнул. Люк Скайуокер, чтоб его. Скорее Хан Соло.
Ладно. Итак, будущее стало туманным. Он потерял свое преимущество, хотя оно и было небольшим. Нет больше знания будущего, никакого хотя бы крохотного утешения, что существует завтра, расписанное для них. Теперь он должен был жить в неизвестности.
И все же немного надежды еще было. Как сказал Джек О’Нилл, у них были тузы в рукаве. Один из них только что покинул его офис. Что же касается страха и неуверенности, ну, это было уже не ново и должно было стать величайшим испытанием для него.
И, конечно же, черт возьми, оно не предусматривало никакой отставки.

@темы: Фанфики, missing scene, драма

Комментарии
2008-04-05 в 14:16 

R.T.F.M.
Какой фанфик замечательный) спасибо большое) мне очень нравится эта серия) Джеку точно никогда не быть хиппи:lol:

2008-04-05 в 15:42 

_Наблюдатель
Хорошо-о:) Спасибо:)

   

StarGate (SG-1)

главная