Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
07:07 

maybenot
Репликатор в отставке
Название: Простое решение
Автор: plain flier
Бета: Cromo
Размер: миди (5755 слов)
Персонажи: Дэниель Джексон, Джек О’Нилл, Саманта Картер, Тилк
Категория: джен
Жанр: приключения, драма
Рейтинг: от G до PG-13
Краткое содержание: SG-1 попадает в очередную переделку на одной из планет.
Примечание: действие происходит сразу после "Scorched Earth" (4 сезон). Написано на ФБ-2012.

I.
Дэниель был не в том настроении, чтобы до одурения спорить с Джеком, в который раз доказывая с пеной у рта свою правоту. Он понимал, что снова поступил самовольно, по сути проигнорировав приказ Джека. Но он не был служащим ВВС, а О'Нилл не был его вышестоящим офицером. Главное, на что, по его мнению, следовало ориентироваться всегда, при любых обстоятельствах, так это на успешное выполнение задания. Если не принимать во внимание некоторые нюансы, эта цель была достигнута – просто другим, наилучшим образом, и Дэниель искренне не понимал, почему Джек так остро отреагировал на его действия: все-таки это был не первый раз, когда он нарушал дурацкие военные правила. Да и сам О'Нилл не был образцом в этом отношении, нередко позволяя себе следовать не инструкциям, придуманным где-то в кабинетах, а исходя из реальной ситуации, порой настолько необычной, что ни один из канцеляристов не смог бы её вообразить. И все же почему-то в последний раз Джек отреагировал на его решение неожиданно остро. По возвращению на базу они почти кричали друг на друга в коридоре, не обращая внимания на присутствие Картер и Тилка, которым было очень неловко за них обоих. Дэниель видел это по тому, как Сэм, опустив взгляд, то бледнела, то краснела, и как крепко Тилк вцепился в посох.
Прошло два часа. Все это время Дэниель просидел в своем кабинете, пытаясь работать. Но сосредоточиться на том, что делал, никак не получалось. Смысл того, что он читал и записывал, терялся где-то на полпути. Он вынужден был то и дело возвращаться к прочитанному. В результате работа не сдвигалась с мертвой точки.
Он знал, что был прав – успех миссии говорил сам за себя, – но в то же время чувствовал, что ему все-таки следовало предупредить Джека о своем намерении, а не пытаться в очередной раз стать героем.
Кто-то появился в дверях, но не стал проходить внутрь, а застыл на пороге. Дэниель оторвался от текста. Это была Картер.
– Извини, Сэм, – сказал Дэниель, закрывая книгу. – Нам не следовало так себя вести в вашем присутствии.
Сэм смущенно улыбнулась.
– Ваша размолвка беспокоит нас. Ты...
– Нет, – быстро прервал её Дэниель. – Не думаю, что это будет хорошей идеей. Джек еще не остыл. Я поговорю с ним завтра.
Правда заключалась в том, что после спора не остыл он сам.
– Завтра у нас задание на P3X-419. Было бы лучше...
– Я понимаю, но просто не готов к разговору с ним.
– Дэниель, никто не сомневается в правильности твоего решения. Ты нашел единственно возможный выход. Но и полковник отчасти прав.
– Я не мог тогда ничего ему сказать, Сэм. Ты же знаешь, он бы запретил.
– Ты заставил нас всех поволноваться. Пожалуйста, больше не делай так.
– Так? То есть не помогать людям? Смотреть, как они умирают?
– Ты знаешь, о чем я, – спокойно возразила Картер. – Свою правоту надо уметь донести до другого. Тебе удалось это с Лотэном. Почему ты думаешь, что полковник О’Нилл не прислушался бы к тебе?
– Иногда Джек умеет пропускать мимо ушей то, что ему не нравится. К тому же в подобных ситуациях он всегда ведет себя как наседка. Он не дал бы мне и шагу ступить без разрешения.
– Он при нас попросил у тебя дать ему другой выбор. Ты не предупредил, потому что не был уверен в том, что он есть. У тебя не было никакого плана.
– Я всего лишь не хотел выбирать. Выбирать между тем, кому жить и кому умирать. Это неправильно, Сэм! Так не должно быть!
– Но происходит очень часто. И так же часто приходится мириться с отсутствием выбора. Мы совершаем выбор, когда теряем одних товарищей, чтобы спасти других. Но не отказываемся от такого выбора, потому что иначе нельзя.
– Это другое, – возразил Дэниель, и на его лице появилось то упрямое выражение, которое хорошо было знакомо Сэм, служившее верным признаком того, что решение принято и переубедить товарища уже невозможно: он будет продолжать цепляться за него, несмотря ни на что.
– Да, другое, – вынуждена была согласиться Картер. – И все-таки вам надо поговорить. Нам бы не хотелось, чтобы на задании между вами оставалась напряженность.
– Завтра, – ответил ей Дэниель. – Я поговорю завтра.

II.
На следующий день разговор по душам не состоялся. Джек прибыл незадолго до инструктажа и во время совещания сидел за противоположной стороной стола, упорно избегая встречаться взглядом с Дэниелем. Хаммонд заметил, что с ЗВ-1 не все благополучно, но не стал вмешиваться, надеясь, что ничего серьезного за странным поведением О’Нилла всё же не кроется.
Стандартная разведка на P3X-419 была проведена командой ЗВ-3. Она определила, что планета обитаема, и вступила в контакт с местным населением – мирным, дружелюбным народом, находящемся на дотехнологической стадии развития. Данное определение служило завуалированным и вежливым синонимом понятия «примитивная культура», то есть не представляющая какой-либо ценности для военных. Но кое-какие сведения, изложенные в отчете ЗВ-3, привлекли внимание доктора Джексона, и поэтому было решено отправить второй отряд для дополнительных исследований.
Поселение аборигенов находилось всего в четырех милях от Звездных врат. Почти впритык, как выразился в приватном разговоре с О’Ниллом майор Лоуренс. Обычно жители на планетах со Звездными вратами старались держаться от них на более почтительном расстоянии. Джек не любил странностей и не доверял тому, что не имело простого объяснения, поэтому решил, что для выполнения задания не нужно идти в деревню всем вместе и разделил команду.
– Майор, вы с Тилком останетесь у Врат. И так, на всякий случай, старайтесь не попадаться никому на глаза. Держитесь скрытно, чтобы вас не видели.
– Почему, сэр? – не удержалась Картер от вопроса. Приказ полковника её изрядно удивил.
– Мы не знаем точно, с кем имеем дело.
– Сэр, по отчету ЗВ-3...
– Я читал отчет, майор.
– Есть, сэр, – отчеканила Сэм, но во взгляде, которым она перекинулась с Тилком, ясно отразилось, что она считает приказ командира излишне осмотрительным.
Их переглядывание не осталось не замеченным.
– Никогда не помешает иметь некоторое преимущество, – сказал полковник, не обращаясь к кому-то из них конкретно. – Кроме того, не люблю складывать все яйца в одну корзину.
– Не доверяешь никому, Джек? – подал голос Дэниель. В его тоне слышался явный сарказм.
– Нет. В смысле, да. Я доверяю Тилку, Сэм.
– А мне?
О’Нилл нахмурился и продолжил, словно не расслышав последний вопрос:
– Дэниель пойдет в деревню и попытается удовлетворить свое любопытство. Я буду его сопровождать.
– Сэр, я могу пойти с Дэниелем, – проявила инициативу Картер. При других обстоятельствах её предложение можно было бы счесть проявлением великодушия.
– Не сомневаюсь, что можете, – заметил Джек. – Но не пойдете.
– Но...
– Что?
– Ничего, сэр, – быстро ответила Картер, спохватившись, что едва не совершила ошибку, возражая вышестоящему начальству и тем самым ставя его приказ под сомнение.
– Итак, меня ждет промывка мозгов, – произнес Дэниель, когда они отошли на достаточное расстояние от Звездных Врат. Он был уверен, что именно с этой целью Джек отправился с ним в деревню.
– Ты о чем? – с удивлением спросил О’Нилл.
– О нашем неоконченном споре.
– Споре?
– Джек, пожалуйста, только не притворяйся, что не понимаешь. Ненавижу, когда ты так делаешь, – нервы Дэниеля были натянуты до предела, но только сейчас, выплеснув из себя некоторое напряжение, он осознал, насколько был взвинчен поведением О’Нилла.
Джек ему не ответил. С каждым пройденным шагом его молчание становилось все более и более невыносимым. Вчера, когда они накричали друг на друга, было не в пример легче.
Поневоле возникала мысль, что полковник специально ведет себя таким образом. Досада росла в геометрической прогрессии, но все последующие попытки вызвать Джека на разговор не увенчались успехом. Так они и шли молча, почти не глядя друг на друга. Лишь буквально в двух шагах от поселения Джек, наконец, подал голос.
– Можно попросить тебя кое о чем? – спросил он.
Прозвучало это несколько неожиданно, Дэниель даже остановился.
– Я знаю, как ты любишь поболтать на разные темы: о погоде, о том, откуда растут ноги у сказок и прочей дребедени. Не рассказывай никому о Картер и Тилке.
– Почему?
– Я люблю сюрпризы.
Очередная дурацкая попытка пошутить. Дэниеля от неё передернуло.
В деревне ему удалось на время отвлечься работой. Язык местных жителей напоминал таурегский, и это было одной из причин его интереса к планете; заодно в душе Дэниеля пробудилось множество воспоминаний, как плохих, так и хороших.
Джек не прислушивался к тому, о чем Джексон говорил с туземцами; стоя поодаль, он наблюдал за детьми, крутившимися неподалеку от него и во все глаза взирающими на странных незнакомцев. Полковник внезапно поймал себя на том, что улыбается им. Они тут же заулыбались в ответ, а одна девочка лет пяти, осмелев, даже приблизилась к нему на расстояние вытянутой руки. Все выглядело именно так, как и докладывала ЗВ-3: дружелюбно, мирно и безопасно.
Тем временем Дэниель закончил вступительную часть своей беседы с представителями деревни и был вынужден обратиться к Джеку, чтобы ознакомить его с полученной информацией: все-таки за миссию отвечал О’Нилл.
– Джек, – позвал он полковника, и тот подошел сразу, как Дэниель его окликнул.
– Да, Дэнни?
– Они утверждают, что не видели никого похожего на гоаулдов. Из "кольца", по их словам, редко появляются странники. На их памяти такое было всего несколько раз. Их жизнь очень проста, и они искренне удивлены, чем могут заинтересовать людей, способных гулять между мирами.
– Хм, значит, им известно, что через "кольцо" можно перемещаться в другие миры?
– Да, об этом им рассказали путешественники, посещавшие их.
– А почему они уверены, что эти путешественники не были гоаулдами?
– По их описанию они выглядят обыкновенными людьми. Никаких светящихся глаз, низких голосов и свит из джафф.
Весь этот разговор Джек и Дэниель проявляли по отношению друг к другу вежливость и выдержку, словно никаких недоразумений между ними не было.
– А почему они думают, что у них нет ничего, что могло бы нас заинтересовать? – продолжал допытываться Джек.
– Потому что все люди, посещавшие их, уходили и не возвращались обратно. Если бы их что-то привлекло, они бы вернулись.
– Логично, – согласился Джек. – Ты выяснил, откуда они тут взялись?
– Ну, судя по языку, среди их предков были туареги.
– Туареги? Как жители с Абидоса? – уточнил Джек.
Дэниель мысленно подивился, что Джек запомнил такую подробность.
– Но они не похожи на Касуфа и его людей.
– Верно, с виду они больше напоминают представителей европеоидной расы. Видимо, их предки ассимилировали еще какой-то народ, воспринявший язык, но не перенявший обычаи.
– Но как они здесь очутились? Ведь люди с Абидоса были похищены с Земли Ра?
Археолог покачал головой.
– Не знаю. Нет никаких зацепок. Можно лишь предположить, что их предки тоже когда-то были захвачены Ра и помещены на эту планету. Затем по какой-то причине Ра забыл про них, а другие гоаулды не нашли сюда дороги.
– Зачем Ра понадобилось размещать здесь людей, если тут нет ничего ценного?
– Не знаю, – повторил уже слегка раздраженно Дэниель. – Возможно, в то время эта планета имела для него стратегическое значение. Не тебе мне объяснять, какими средствами порою руководствуются, чтобы получить хоть какой-нибудь перевес над противником?
Джек проигнорировал его досаду. Его поведение вызывало у Джексона недоумение и недовольство, которые все труднее и труднее было подавлять. Дэниель ненавидел недоговоренность, неясность в отношениях, и то, что сейчас происходило между ними, сильно мучило и тревожило его. Он ломал голову, чего Джек добивается, упорно избегая разговора начистоту. Неужели того, что он не выдержит, раскается и признает свою неправоту?
– Ты упоминал о Картер и Тилке?
– Нет.
– Вот и хорошо.
Честно говоря, Дэниель забыл о предупреждении Джека. Но аборигены не спрашивали, почему их только двое, так что ему не пришлось проговориться про товарищей, оставшихся возле Врат.

III.
Продолжить расспросы Джексону не позволило радушие имошаи (так называли себя аборигены P3X-419).
– Они устроили обед в нашу честь.
О’Нилла приглашение не обрадовало.
– Это обязательно? – спросил он, оглядываясь по сторонам, как человек проверяющий пути возможного спешного отступления.
– Имошаи придают огромное значение церемониям. Я бы сказал, что их жизнь состоит из них. Мы можем отказаться, но они тогда сочтут наш отказ проявлением неуважения.
В тот момент Дэниель получал удовольствие от замешательства Джека. А еще в нем говорило любопытство этнографа: поприсутствовать на празднике, организованном народом, долгое время оторванным от земных корней, было познавательно с точки зрения изучения эволюции культуры и традиций. Такое событие нельзя было пропустить.
После недолгого, но нелегкого раздумья Джек сдался и отправился на обед с видом приговоренного к смертной казни.
Угощение, расставленное на грубых деревянных столах, оказалось очень простым. Местные жители были бедны. Отсутствие какого-либо убранства бросалось в глаза и вызывало тягостное чувство у землян.
О’Нилл улыбался в ответ потчевавшим его радушным хозяевам, но ему было неудобно из-за того, что те делятся с ними последним, из-за тех затрат, которые они понесли, чтобы достойно угостить их. Его смущение длилось недолго. В какой-то момент он понял, что стремительно проваливается в никуда.
Очнулся он от запаха травы, от ощущения того, как что-то щекочет его губы и нос. Потом к вернувшимся чувствам добавилось осознание того, что все тело затекло и болит как проклятое. Кряхтя, Джек перевернулся с бока на спину, и увидел очень далеко вверху кусок вечернего неба, сжавшийся до размера небольшого темного пятна.
– Джек? – услышал он слабый голос Дэниеля. – Ты как?
Полковник знал Джексона как облупленного и легко догадался, что тот, как и он сам, пребывает в замешательстве.
– Жив. А ты?
– Голова болит.
– Не напоминай, Дэнни.
Тотчас боль гвоздем пропорола виски. Полковник охнул и сдавил руками голову с двух сторон.
– Как после похмелья.
– Где мы? Что случилось?
О’Нилл повертел головой, обозревая доступный глазам вид. Сгустившийся сумрак мешал оценить обстановку и сделать какие-либо выводы.
– Не знаю. А у тебя есть идеи?
Дэниель был необычно тих и несловоохотлив. Худшие подозрения закопошились в сознании О’Нилла. Он встал и пошел вперед. Далеко ему уйти не удалось. Почти сразу же он наткнулся на стену. Полковник ощупал её – она была земляной, сухой и твердой. Придерживаясь за стену, он пошел вдоль неё и сделал круг, вернувшись к той же точке с которой начал обход. И все время, пока он двигался, под ногами что-то неприятно трещало.
– Ты слышишь это?
– Да, – с заминкой глуховато отозвался Джексон.
– Чтобы это могло быть?
– Что ты нашел? – задал встречный вопрос Дэниель.
– Мы в яме, Дэнни. Глубокой, треклятой яме. Метров пятнадцать, а то и двадцать. В темноте трудно точно определить.
– Я так и думал. Тот треск, который ты слышал…
– Я догадался, – резко оборвал его Джек. – Отставить панику. Мы выберемся.
– Как? – горько засмеялся Джексон.
– Как альпинисты.
– Не смешно, Джек. У нас ничего нет. А до верха, ты сам сказал, двадцать метров отвесной стены.
– Кое-что они нам оставили. Штаны, футболку, ботинки. Интересно, почему не сняли ботинки?
– Это неважно. Они все равно не помогут нам выбраться отсюда.
Дэниель совершенно упал духом. Джеку не нравился его пессимистический настрой.
– По крайней мере, нам не придется шлепать босиком по корням и камням на обратном пути к Вратам, – спокойно заметил О’Нилл, не прекращая вслепую обшаривать землю. При этом он старался не думать о том, чего именно касаются его руки. Все эта яма представляла собой одну большую братскую могилу.
– Джек, я не ребенок, не надо меня утешать. Если бы отсюда был выход – мы бы не сидели в куче костей.
– Я не утешаю, Дэнни, с чего ты взял? Сам подумай. Те, кого они сбрасывали вниз или разбивались насмерть, или были серьезно покалечены и умирали, не имея сил выбраться наружу.
– Но мы-то целы. Нет, я уверен, что не обошлось без синяков и ушибов, но ничего смертельного. Так почему тогда вокруг так много скелетов?
Джек на секунду приостановил свои поиски.
– Нам повезло, – сказал он. Его ответ в свете положения, в котором они находились, прозвучал на редкость легкомысленно.
– Это ты называешь везением?
– Еще каким, – подтвердил О’Нилл. – В яму занесло семена одного растения. Ты должен был видеть его на поверхности. Такой большой густой куст, похожий на стожок.
– Так вот на чем я сижу, – воскликнул Джексон. Он тщательно ощупал растение смягчившее удар при падении. – Ты прав. Это оно. Мягкое и упругое, как стог сена.
– В месте нашего падения они образовали небольшие заросли.
– Им тут вольготно. Как на кладбище, – снова впал в уныние Джексон.
– Дэнни, - укоризненно произнес О’Нилл. – Будь благодарен кусту за то, что мы не разделили участь этих бедняг. И не разделим, – добавил он на более радостной ноте, обнаружив наконец-то то, что так долго искал – прочный острый обломок, подходящий для копания.
Он поднял свой трофей.
– Вот, смотри, ключ к нашему спасению.
Археолог всмотрелся в находку О’Нилла.
– Джек – это человеческая кость.
– И? Кем бы он ни был при жизни – не думаю, что он будет возражать. Мы станем такими же, если будем сидеть здесь, сложа руки.
– Что ты собираешься с ней делать?
– Углубления в стене, по которым и взберемся наверх, как по ступенькам.
– Ты сошел с ума. Туда, без веревки? Я что, похож на обезьяну?
«Чуть-чуть, – мысленно заключил Джек. – Самую малость».
– Ничего не выйдет. Во-первых, ты будешь копать выемки в твердой земле целую вечность. А имошаи, скорее всего, вернутся утром, чтобы убедиться в нашей смерти. Во-вторых, они могли оставить охрану наверху, так что если нам даже и удастся твой безумный план, мы попадем прямо в их руки. В-третьих… – Дэниель осекся, но заставил себя закончить мысль, – в-третьих, я боюсь высоты.
– Дэнни, ты слишком много думаешь. Я справлюсь задолго до рассвета. А ты пока займись чем-нибудь. Не скучай. Я скоро вернусь.
Заняться чем-нибудь? Джек как всегда в своем репертуаре. Дэниель закрыл глаза и принялся вспоминать все известные факты о туземцах и их планете. Что могло спровоцировать нападение? Возможно ли, что по неведению ЗВ-1 нарушила какое-то табу и понесла наказание за это? Какая роль отведена яме? Это место казни? Жертвоприношений?
Сплошные вопросы, и ни одной убедительной версии. Дэниель чувствовал вину за то, что притащил друзей на эту планету, ведомый лишь ничем не подкрепленными предположениями. Если они не вернутся в оговоренный срок к Вратам, то в беду попадут и Сэм с Тилком, и ответственность за их гибель тоже будет лежать на нем.
– Знаешь, я думал, что ты мог бы сплести веревку из растений, все какая-то польза. И здорово отвлекает от глупых мыслей.
Дэниель чуть ли не на метр подскочил на месте.
– Джек?
– А кого ты ожидал увидеть?
– Боже, как же ты меня напугал. Тут нет подходящего материала. И даже если бы он был, я бы не успел управиться за столь короткий срок. Но ты вернулся. Ничего не вышло?
– Напротив, Дэнни.
– Что уже? Так быстро?
– Я бы не назвал это «быстро». Времени ушло больше, чем я рассчитывал.
Дэниель взглянул на небо: оно выглядело светлее, наступал рассвет.
– Кто-то утверждал, что управится задолго до того, как взойдет солнце.
– Почти что так и есть. Если не придираться к частностям, - развел руками О’Нилл. – Хорошая новость – что наверху никого нет.
– Нам опять повезло.
– О да, мы редкостные счастливчики. Именно поэтому у нас такая блатная работа. Но хватит болтать. Собирайся, нам пора в дорогу.
– Нет, Джек, иди один. Я лишь задерживаю тебя, а у нас каждая минута на счету. Сэм и Тилк в любую минуту могут попасть в ту же ловушку. Без меня ты быстрей доберешься до Врат и предупредишь их. А потом вы вернетесь и вытащите меня отсюда.
– Не говори ерунды, Дэнни. Я не собираюсь бросать тебя в яме среди костей.
– Почему? Пару дней назад ты был готов взорвать меня вместе с кораблем.
Лицо Джека окаменело. Дэниелю стало стыдно за сорвавшиеся с языка слова, но было поздно сожалеть о проявленной несдержанности.
– Извини, я сморозил глупость.
– Ты так никогда и не простишь меня? – спросил О’Нилл.
– Я… – Дэниель проглотил комок, возникший в горле. – Нечего прощать. Я дурак. Прошу, забудь о том, что сказал.
– Хорошо, – Джек принял его извинение без колебаний.
Подняться по стене было непросто. Дэниель лез первым, Джек страховал его снизу.
Под конец подъема мышцы Джексона дрожали от напряжения. Перевалившись через край чертовой ямы, он, воспользовавшись моментом, с облегчением вытянулся во весь рост.
– Эй, – окликнул его О’Нилл. – Нам некогда прохлаждаться.
– И все-таки я не понимаю, – сказал Дэниель, послушно вставая на ноги. – Почему возле ямы никого нет? Это место наводит на них жуть? Или здесь запрещено появляться?
– Какая разница?
– Ответ мог бы пролить свет на причину случившегося с нами.
– Мне плевать на их мотивы. Все что я знаю – они разбойники, Дэнни, обычные грабители. Они обобрали нас до нитки и сбросили вниз умирать, обрекая на медленную, мучительную смерть, не убедившись предварительно в том, что мы мертвы.
– Я не верю, что в основе их поступка лежит лишь корысть.
– Напомни мне, зачем мы вообще приперлись на эту планету? Это ведь была твоя идея? – спросил О’Нилл, когда они удалились от страшного места на порядочное расстояние.
– После ознакомления с отчетом майора Лоуренса у меня возникло предположение, что предков этих людей мог забрать с Земли Ра. Я надеялся, что мы найдем здесь информацию, как на картуше Абидоса. Было бы не лишним получить несколько новых адресов планет со Звездными Вратами.
– Да уж, – хмыкнул полковник. – Несколько новых адресов – это то, чего нам до смерти не хватало.

IV.
О’Нилл грыз травинку, откидывал её, и принимался за другую. Он размышлял. Дэниель, примостившись рядом, ждал его решения. Полковник успел вовремя заметить парочку местных жителей, направлявшихся, как и они, в сторону Звездных Врат, и нашел надежное укрытие, где они теперь и околачивались вот уже битый час.
– Так что? – не выдержав, спросил Джексон. – Сколько мы будем тут торчать?
Полковник оторвался от своего чрезвычайно интересного занятия и искоса взглянул на друга:
– Нам надо определить, с какой периодичностью они здесь появляются.
– Ты уверен, что они патрулируют Врата? Возможно, они просто прогуливались или шли по своим делам.
– А если нет?
– Не вижу проблемы. Уйдем через Врата.
– Я не собираюсь никуда уходить.
– Почему, Джек? Хочешь им отомстить?
О’Нилл изучающе посмотрел на него:
– Я хочу разобраться. А ты?
Дэниель понял, что его снова занесло, закрыл глаза и мысленно досчитал до десяти: ему нужно перестать подозревать полковника во всех смертных грехах. До этой минуты он и не представлял, как же тяжело забыть о недавнем поступке Джека. Почему он так болезненно до сих пор реагирует на его любые действия и слова?
– Хочу не меньше твоего, – вслух произнес Дэниель, открывая глаза.
Джек кивнул головой и выплюнул травинку.
– Тогда оставайся здесь и постарайся слиться с листочками. Не шевелись, не издавай ни звука. Представь, что ты дерево. Я найду Картер и Тилка и приведу их сюда.
– Почему я не могу отправиться с тобой?
– Прости, Дэнни, но ты бываешь на редкость неуклюжим. Здесь ты будешь в полной безопасности.
Джексон собирался возразить, но полковник, ободряюще сжав на прощание его плечо, бесшумно растворился в ближайших зарослях.
«Представь, что ты дерево». Спасибо, Джек. Это действительно поднимает дух и придает уверенности.
Только оставшись один, Дэниель осознал, насколько же он вымотался. Присутствие Джека не давало ему раскисать, подзаряжало энергией, которой ему теперь отчаянно не хватало. Он поймал себя на том, что его непреодолимо клонит в сон. Дэниель героически боролся с сонливостью. Засыпать было нельзя. В один из раундов этой напряженной борьбы и вернулся Джек в сопровождении Сэм и Тилка.
– Дэниель, – Картер первым делом бросилась к нему. – С тобой все в порядке? Полковник рассказал нам о том, что случилось. Это ужасно.
Глядя в её обеспокоенное лицо, Дэниель подумал, что не отказался бы узнать, что за ужасы поведал им Джек.
Сэм сообщила, что О’Нилл появился вовремя. Она как раз собиралась отправиться в деревню выяснить, почему они задерживаются.
– Хорошо, что Тилк уговорил меня еще немного подождать.
– Спасибо, Ти.
– Не за что, О’Нилл.
– Что именно вам рассказал полковник? – спросил Дэниель у Сэм.
Картер кратко пересказала ему историю в версии полковника. Джек обрисовал ситуацию, не вдаваясь в подробности, но достаточно полно, чтобы дать представление о страшном происшествии.
– Все так и было, – согласился Дэниель.
– Чем может быть вызвана резкая перемена в отношении имошаи к нам? Мы нарушили какие-то табу? – поинтересовалась Сэм. Как и Джексон, она недоумевала по поводу непостижимых действий аборигенов.
– Картер, и ты туда же, – недовольно заметил полковник, встревая в их разговор. – Что мешало им сообщить о нашем промахе? Ты что, действительно веришь, что вместо того, чтобы поведать, как и в чем мы крупно облажались, они тихо напоили нас какой-то дрянью и бросили умирать? Что-то тут не так.
– В любом случае, сэр, нам лучше вернуться в КЗВ.
– Нет, – возразил О’Нилл. – Мы остаемся.
– Сэр, не следует усугублять конфликт. Раз жители настроены против нас, надо просто уйти и забыть дорогу на эту планету.
– Я согласен с майором Картер, – в своей обычной манере выразил точку зрения Тилк.
– Мнения разделились, – вздохнул Дэниель. Сам он поддерживал решение Джека.
– Что с того? – нахмурился О’Нилл. – С каких пор в ВВС действует демократия?
Картер густо покраснела.
– Но что вы собираетесь предпринять, сэр?
– Захватить одного из этих разбойников и хорошенько допросить.
– Не думаю, что это хорошая идея, – запротестовала майор.
– Мы должны разобраться, Сэм, – сказал Дэниель и взял её за руку. – Пожалуйста.
Не уступить Дэниелю, когда он вот так просил, было невозможно. Картер окончательно сдалась.
– К тому же я не собираюсь оставлять свое оружие в руках этих бандитов. Мы должны его забрать, – привел последний аргумент полковник.
– Да, сэр, – была вынуждена признать его правоту Сэм.
О’Нилл взял её запасной 9-миллиметровый пистолет и пристегнул к ноге нож. Вооружившись, он почувствовал себя увереннее. На операцию по захвату «языка» О’Нилл взял с собой Картер. Тилк остался нянькой при Дэниеле. Археологу не нравилось, что Джек трясется над ним, как курица над яйцом, но ничего не мог с этим поделать.
Одинокого туземца пришлось поджидать в засаде долго. Местные жители, точно проведав об их намерении, ходили по двое-трое. Сидеть было скучно, и Сэм задала полковнику вопрос, который ей давно не давал покоя:
– Сэр, почему вы разделили команду? Как вы узнали, что туземцам нельзя доверять?
– Я не знал. Но я никогда не забываю, что в райском саду водятся змеи.
– Змеи?
– Не в смысле змееголовые, а змеи как они есть.
– Ясно, сэр, – притворилась Сэм, что поняла объяснение О’Нилла. Полковник частенько ставил её в тупик своими замечаниями, неожиданными сравнениями и присказками. Приходилось списывать то, что она в нем не понимала, на его эксцентричность.
Допрос пойманного туземца произвел тягостное впечатление на всех членов ЗВ-1.
Причина, по которой путешественники не возвращались на гостеприимную планету, оказалась до банальности простой – радушные туземцы их убивали. Убивали всех, кто проходил через Врата. Не потому, что хотели завладеть их имуществом, а потому что страшились всего незнакомого и не привычного.
О’Нилл был озадачен тем, что узнал.
– Зачем они продолжают держаться рядом с Вратами, если боятся чужаков?
– Вы не понимаете, сэр. Они не могут уйти, угроза останется, а они потеряют контроль над Вратами и над теми, кто прибывает через них. Они будут знать, что где-то из Врат появляется потенциальная опасность, – высказала мнение Картер. – В основе их действий лежит страх перед тем, над чем они не властны.
– Страх или что-то другое – неважно. Мы должны положить этому конец, – решил полковник.
– Мы не можем требовать от них разделять наши убеждения. Если они желают чтобы их оставили в покое – мы так и должны поступить, – возразила Сэм.
– А те, кого они убили и еще убьют - как быть с ними? Вы не видели ту яму, майор. Я не хочу, чтобы её доверху заполнили костями.
– Никто из нас не хочет этого, сэр, – смущенно произнесла Картер.
– Странно, – с сомнением протянул Дэниель. Во всей истории оставались белые пятна, которые им пока не удалось заполнить.
– ЗВ-3 были здесь на разведке и вернулись с отчетом живыми-здоровыми, – продолжил Джексон, потирая в недоумении затылок.
– Майор Лоуренс мог упомянуть невзначай, что их исчезновение не пройдет незамеченным. Местные решили не рисковать, – предположила Картер.
– Но почему тогда они напали на нас? Нас тоже будут разыскивать. Возможно, у жителей есть и другая причина для их действий...
– Ну, да, невинные дружественные туземцы, – хмыкнул Джек, не давая Дэниелю договорить. – Именно такими они и будут выглядеть в глазах поискового отряда, клянясь мамой и папой, что не видели, куда мы ушли от них.
– Не вижу, какой выгоды они добьются, если цели их таковы, как ты утверждаешь. Не проще ли им было в таком случае, сразу уничтожить ЗВ-3?
– Они изучали степень нашей доверчивости, Дэниель. Видимо, результат их удовлетворил.
– И все-таки я не верю...
– В нашу доверчивость?
– Это бессмысленно. Нет никакой разницы...
– Разница в том, Дэниель, что так называемые друзья оказались врагами!
– Мне не можем этого утверждать.
– О да! Разумеется! Плохих ребят не бывает. Зло – результат сплошного недоразумения и мы вот уже четыре года воюем с хорошими змеями именно по этой причине. Просто не поняли друг друга при первой встрече.
– Возможно, они всего лишь испуганные люди, пытающиеся выжить.
– Ради бога, только не начинай заново, Дэниель. Мне глубоко начхать на их глубоко запрятанные комплексы. Сейчас меня больше волнует, что будет с другими, невинными людьми, если мы не вмешаемся. И не пытайся доказать мне, что ты с радостью бы умер ради того, чтобы это параноидальное племя продолжало здравствовать и убивать всех, кто их посещает!
– Я.... – Дэниель хотел было автоматически возразить Джеку, но умолк едва начав.
Джек терпеливо ждал от него ответа. Дэниель долго подбирал слова, но в итоге сумел произнести только: – Нет, бессмысленная смерть меня не привлекает.
По лицу Джек мелькнула какая-то тень. Дэниеля это озадачило. Неужели Джек желал, чтобы Дэниель с ним не согласился?
– Они убийцы и мародеры. Мы не можем закрыть глаза на их действия, – подвел итог полковник.
– Как же, по-вашему, мы должны поступить? – спросила Картер.
– А как обычно поступают с убийцами? – поинтересовался у неё О’Нилл.
– Казнят.
– Джек ты предлагаешь казнить целый народ? – в ужасе выдохнул Дэниель
– Ты считаешь меня способным на это? – сощурился Джек.
– Нет.
– Еще убийц заключают в тюрьму, – поспешно вмешалась Картер в их диалог, грозивший опять принять неприятный оборот. – Вспомни, как с преступниками поступают на P3X–775. Они переправляют их на планету без наборного устройства. Откуда нет выхода.
– Хаданте.
Дэниель поежился. О планете-тюрьме у него были не самые приятные воспоминания.
– Как это нам поможет? – поинтересовался он. – Предположим, мы уничтожим наборное устройство, но это не решит проблему путешественников. Люди будут продолжать прибывать сюда и окажутся в ловушке. Врата надо закопать.
– Это тоже не выход. Аборигены их откопают обратно, – возразил О’Нилл.
– Зачем им это делать? Они для них источник опасности.
– Если ты прав, Дэнни, то почему они до сих пор их не закопали?
– Не догадались.
Джек закатил глаза, как он делал, когда Дэнни произносил нечто невероятно наивное.
– В них борются страх и корысть. Вспомни, насколько они бедны. А путешественники какой-никакой, а источник разного барахла. Они не расстанутся с Вратами. Так что их надо не закопать, а уничтожить.
– Тебе лишь бы взрывать, Джек.
– Это невозможно, сэр, – покачала головой Сэм
– Брось, Картер, тебе и невозможно?
– Я не знаю, как можно уничтожить Врата. Мы можем снести их с постамента, но уничтожить?
– Если бы у нас был хаттак, мы могли бы перенести их на другую планету, – изрек до этого безмолвствующий Тилк.
– Если бы у моей бабушки росла борода, то она была бы дедушкой, – отозвался О’Нилл. Он явно был не в духе.
– А если обратиться за советом к ток’ра? – предложила Картер.
– Опять? Они решат, что мы и шага не в состоянии без них ступить, – воспротивился полковник.
Картер тяжело вздохнула.
– Можно попытаться испортить наборное устройство.
– Мы же уже вроде обсудили этот вариант и решили, что он не подходит, – озадачено заметил Дэниель.
– Мы говорили про уничтожение. Я предлагаю не взрывать устройство, а заклинить так, чтобы адрес на эту планету невозможно было набрать. Они не смогут починить его на этом уровне развития.
– Ты это сможешь? – спросил Джек, оживляясь.
– Предварительно мне все равно придется проконсультироваться с ток’ра.
Джек простонал, словно у него разболелся зуб.
– Стойте, – взмахнул в волнении руками Дэниель. – А как мы сами уберемся отсюда, когда испортим наборное устройство?
– Ток’ра, – повторила Сэм, пожимая плечами. Она с лукавой усмешкой посмотрела на полковника. Тот снова театрально застонал.
– Или они, или перспектива навсегда застрять здесь. Выбирай, Джек, – поддержал Дэниель Картер.
– Ладно, пусть будут ток’ра, – обреченно произнес Джек. – Но только Джейкоб. По крайней мере, у его змеи есть чувство юмора.

V.
Джексон сидел за компьютером в своей лаборатории на базе КЗВ, просматривая запись, доставленную с планеты унасов. Как бы он ни был увлечен ужимками Чаки, ощущение чужого физического присутствия оторвало его от экрана монитора. Кто-то появился в дверях, но не стал проходить внутрь, а застыл на пороге. Дэниель оглянулся, ожидая увидеть Картер и замер сам, когда вместо неё перед ним предстала фигура О’Нилла.
– Джек?
– Дэниель?
– Трудишься?
– По мере сил.
О’Нилл сдвинулся с места и прошел внутрь лаборатории археолога.
– Ты разрешаешь? – спросил он явно для проформы, потому что уже находился в двух шагах от Дэниеля, и его вопрос был ничем иным, как любезностью, которую он в кое-то веки решил проявить.
– Конечно, – торопливо подтвердил Дэниель.
Ну и ну, когда это Джек спрашивал разрешения войти?
Вплотную полковник все же не подошел. Заснув руки в карманы форменных брюк, он замялся. Дэниель терпеливо ждал, что он скажет.
– Мне показалось что за всеми этими делами: порчей врат, разборками с мародерами и вежливыми расшаркиваниями с то’кра не все точки над «и» расставлены. А точки расставить важно, – собравшись с духом и мыслями, произнес О’Нилл.
Вступление оказалось многообещающим. Джексон с неприкрытым интересом ждал, что же за ним последует.
– У тебя, наверное, осталось странное впечатление от моего решения в отношении этих имшев.
– Имошаи, – поправил Дэниель.
– Неважно, – отмахнулся полковник. – И ты был бы не прочь узнать, почему я проявил такую настойчивость в деле с ними.
– Честно говоря, не очень, – ответил Джексон и пожалел о своих словах, потому что О’Нилл немедленно состроил недовольную гримасу. Дэниель испугался, что Джек сейчас развернется и уйдет, и останется неизвестным, что же тот хотел ему сообщить.
– Я имею в виду, что понимаю и разделяю твои мотивы.
– Сомневаюсь, Дэнни.
Заинтригованный Дэниель решил, что наилучшей тактикой для него в свете такого заявления, будет сохранять молчание, пока полковник не выговорится.
– Когда я был там, мне не давала покоя одна мысль. О нашем сходстве с ними, о том, что мы не очень-то далеко от них ушли.
Дэниель проглотил протест, но несогласие со сказанным, видимо, отразилось у него на лице, потому что О’Нилл счел необходимым добавить:
– Разумеется, это не распространяется на тебя Дэнни. В первую очередь я говорю о себе.
– Что? – Дэниель был настолько поражен этим признанием, что забыл о намерении молчать. – Глупость какая, Джек!
– Вовсе нет. Я тоже часто боюсь того, чего не понимаю до конца или не одобряю. И суть в том, что часто я не понимаю тебя, Дэнни, а иногда и боюсь.
– Меня?
Дэниелю никогда бы не пришло в голову, что Джек может чего-то бояться, тем более его. Джексон поправил съехавшие с переносицы очки и пригляделся: действительно ли перед ним Джек? Такого рода признания не каждый день услышишь от полковника.
– Да. И это меня сильно беспокоит.
– Могу представить, – отозвался Дэниель. – Но почему?
– Ты хороший человек, Дэнни.
Джек умолк. Было видно, что первоначально он не собирался входить в детальные объяснения. Но после некоторой внутренней борьбы он заставил себя выложить всё как на духу.
– Хороший, но странный. Тебе свойственно увлекаться разными идеями. Это положительное качество. Оно мне нравится, но… я бы не хотел, чтобы твоя энергия однажды оказалась направлена на нечто такое, с чем ты не сумеешь справиться. Это было бы плохо, как для тебя самого, так и для других. Я верю, что ты неспособен на плохое. И все же стремление к добру нередко оказывается самой короткой дорогой к злу.
Джексон был потрясен. Он и не представлял, что Джек такого о нем мнения.
– В райском саду водятся змеи? – через силу улыбнулся Дэниель.
– Верно.
Полковник давно ушел, а Дэниель всё сидел за столом и размышлял над его словами. Нечасто выпадает возможность увидеть себя чужими глазами. Было над чем задуматься.
Постепенно успокоившись, Дэниель с полной ясностью наконец-то понял, почему так болезненно отреагировал на решение Джека взорвать корабль гадмиров. О’Нилл переживает и чувствует больше, чем показывает окружающим и ему вовсе небезразличны те убеждения, которые имеют огромное значение для его друзей. Где-то на подсознательном уровне Дэниель это всегда знал и поэтому и желал, чтобы Джек был безупречен во всем. Не непогрешим, но хотя бы не запятнан никогда и ни чем. Это было важно для него. Правда, на которой он прежде не заострял внимания, заключалась в том, что Джек изначально сильно влиял на него, и от этого влияния невозможно было откреститься. Так что, когда приходилось сталкиваться с проявлениями несовершенства друга - это расстраивало и раздражало. Все время их знакомства Дэниель пытался отрицать то, что его не устраивало, и ждал, что рано или поздно Джек обязательно примет его точку зрения. Как самую верную. Это неправильно. К счастью, люди постоянно учатся друг у друга. Иногда очень трудными и сложными путями. И научиться им предстоит еще многому.

@темы: приключения, Фанфики

URL
Комментарии
2012-11-04 в 13:59 

prokofieva
Хороший фик, мне понравилось))) Все такое канонное-канонное, что я ценю почти превыше всего в этом фандоме, да пожалуй и во всех остальных.

maybenot, а есть еще, от того же автора?

2012-11-06 в 06:41 

plain flier
Ты заходи, если что. (с)
UglySadGirl,
К сожалению, я больше ничего не писала. Только пару драбблов когда-то. Зато большинство переводов (от Fly in blue) здесь мои.
Спасибо за добрый отзыв.

   

StarGate (SG-1)

главная